Евгений Маслов,

советник по социальной экологии и управлению,

ГОРЬКИЙ ЮБИЛЕЙ ЗАГОРСКОГО МОРЯ

 

 

В этом году знаменитое Загорское море справляет свое пятидесятилетие. Юбилей никто бы не заметил, если бы не активисты из садового товарищества «Дружба» - которые активно участвовали  в подготовке и сооружении в 1957-59 годах плотины водохранилища на ручье Копнинка. Силами мелиораторов и энтузиастов здесь было образовано проточное озеро, площадью около десяти гектаров, которому дали имя – «Загорское море».

Место на северной окраине Семхоза, рядом с памятником природы «Копнинский лес», уникально не только по экологическим основаниям. Здешние ландшафты имеют большую историческую, а вместе с водохранилищем – и рекреационную ценность.Здесь, чуть восточнее Загорского моря, в первой трети XV века, существовало село Карамзинское и четыре деревни с прудами, принадлежавшие боярину Василию Борисовичу Копнину. На

месте одного из прудов, питаемого родниками, и соорудили современное водохранилище. Василий Копнин служил радонежскому князю Андрею Владимировичу (1410-1426 г.г.), а позже эти земли были переданы его вдовой Марией Копниной в Троицкий монастырь. В XVII-XIX веках близ теперешней границы водохранилища проходила Долгая Дмитровка – дорога, соединявшая Сергиев Посад и Дмитров. Она имела важное торговое и духовное значение для севера Московских земель.

 

 В 1820-е годы немного южнее водохранилища, в несохранившемся ныне имении Никольское (с храмом Николы Поддубского) проводила лето семья их владельцев Майковых. Апполон Майков, будущий автор бессмертных строк «Золото, золото падает с неба!», часто гулял ребенком по здешним лесам и полям. Позже он так напишет о живых впечатлениях детства:

 

 «Себя я помнить стал в деревне под Москвою,

Бывало, ввечеру поудить карасей

Отец пойдет на пруд, а двое нас, детей,

Сидим на берегу под елкою густою,

Добычу из ведра руками достаем

И шепотом о ней друг с другом речь ведем…

С летами за отцом по ручейкам пустынным

Мы стали странствовать… Теперь то время мне

Является всегда каким-то утром длинным,

Особым уголком в безвестной стороне,

Где вечная заря над головой струится,

Где в поле по росе мой след еще хранится…»

 

 

В 1929 году началось строительство поселка Семхоз, который в послевоенные годы разросся. Уже полвека Загорское море продолжает служить десяткам тысяч людей - здесь в теплые летние дни отдыхают сотни людей: москвичи-садоводы, жители Семхоза, Сергиева Посада, Хотькова. Однако рекреационные качества этого места с каждым годом ухудшаются.

Отдых на водоеме в советский период теперь вспоминается старожилами почти как сказочный. Когда-то здесь были оборудованные пляжи, мусоросборники, раздевалки, спасательная и лодочная станции. Посаженные на южном берегу водохранилища в послевоенное время ели и сосны создавали отдыхающим в жаркие дни приятную тень, не менее семи окрестных родников питали чистейшей водой не только московских садоводов и жителей Семхоза, вода пользовалась доброй славой далеко за пределами района. Родники были оборудованы и находились под присмотром правления садоводов. К ним были проложены мостки со стальными ступенями и поручнями.  Действовали ограничения для прибрежной полосы: автомобилистам запрещалось ставить машины на берегу озера. В тихие утренние часы десятки любителей рыбалки могли получить удовольствие от общения с природой. А в зимние дни отпусков, каникул и выходных рядом с озером по лесным просекам, совпадающим местами с Долгой Дмитровкой, прокладывались лыжные трассы здоровья.

Ныне водоем и территория вокруг него пришли в серьезное запустение. Оно началось после того, как  у Загорского моря исчез реальный хозяин. Акватория давно не чистилась и зарастает водной растительностью. Пляжи размыты, от них остались лишь небольшие участки, малопригодные для цивилизованного купания. Нет указателей мест отдыха, купания и рыбалки. Монбланы мусора, особенно на южной стороне водоема, потрясают воображение видавших виды российских путешественников. Из семи некогда действующих родников удалось обнаружить лишь три – остальные просто пересохли, затоптаны, перестали существовать. Металлические лестницы расшатались, того и гляди, скоро рухнут, а из-за постоянной езды различного транспорта по плотине кое-где остриями обнажилась арматура плит, грозящая пешеходам травматизмом.

Говорят, в выходные дни со стороны Семхоза через деревья к берегам водоема подъезжают до полутора десятков автомобилей. Во многих местах их колесами, словно катками, отутюжена корневая система деревьев. Скорее всего, эти взрослые ели вскоре погибнут. Жители утверждают, что из машин летят пакеты мусора, кое-кто, не таясь, моет автомобили, благо воды рядом много. Садоводы наблюдали откровенные ужасы: кто-то красил в прибрежной зоне пульверизатором кузов авто, разгоряченные водкой любители шашлыков палили из ружей по водруженному на дерево запрещающему дорожному знаку «40». То, что костры для шашлыков на берегу – здесь дурная традиция, видно невооруженным глазом. Без напряжения можно насчитать около десятка кострищ и не менее десятка срубленных только в этом году молодых сосенок и елей. На берегу маячит страшное сооружение без окон и дверей: видимо здесь некогда и была лодочная станция.

Похоже, что в затянувшемся кризисе бесхозяйственности повинны не только те, кто откровенно разрушает природу этого некогда прекрасного места. Бездействует правление садоводческого товарищества «Дружба». Получая весьма приличные годовые поступления от взносов пяти тысяч садоводов, правопреемники строителей водохранилища, видимо, и копейки не хотят потратить на благоустройство прибрежной зоны, которой сами же и пользуются. Администрация Сергиева Посада, не преминувшая влить в границы своего муниципального поселения огромный дачный поселок Семхоз, практически устранилась от забот о большом водоеме. Куда уж там – с Белым прудом в пору бы разобраться! Районным властям, видимо, тоже до моря нет никакого дела. А зря! Кому-кому, а уж растущему туристическому центру неплохо бы оборудовать дополнительный уголок для отдыха. И город, и район в подобных местах отдыха давно ощущает сильнейшую недостачу.

На мой взгляд, по итогам  летнего периода 2007 года за содержание рекреационной зоны Загорского моря ответственным лицам можно смело поставить жирную двойку. Даже, несмотря на то, что кое-где видны попытки сбора мусора для его дальнейшего вывоза. Я думаю, что с этой оценкой согласятся жители Семхоза, дачники, садоводы и многочисленные гости нашего района.

При всем том думается, что беды этого места, которые с болью для себя обнаруживает здесь каждый здравомыслящий человек, можно исправить доступными способами.

Прежде всего, необходимо территориальное зонирование и назначение ответственных юридических лиц. На первом этапе властям стоит обязать садоводов отремонтировать и содержать в чистоте северную зону водохранилища, проверить родники, почистить их и, где это возможно, восстановить. Для этого не нужно больших денег, нужен утвержденный и согласованный природоохранной службой план, четкая организация работ и контроль. А для начала проведение собрания садоводов и определение ответственности исполнителей. Что касается поселковой стороны моря, здесь необходимо наладить сбор и регулярный вывоз мусора, определить меры, ограничивающие проезд транспорта в береговую зону (возможно, с организацией стоянки на безопасном удалении от акватории и лесопосадок). Конечно, это лишь необходимый минимум. В будущем нужен серьезный проект, возможно, договор аренды акватории с серьезными инвестициями.

Не исключено, что у какого-нибудь современного горе-руководителя возникнет мыслишка отдать берег в руки частных застройщиков, также как сейчас это делается с пугающей легкостью на некоторых охраняемых территориях Подмосковья. Можно заранее сказать - это будет абсолютно незаконно. К тому же тысячи граждан  никогда не согласятся с варварством приватизации живописных уголков города и района во имя радости нескольких десятков нуворишей.

Для будущего нашего района, для садоводов и наших гостей потерять чистоту и общественный статус этого уголка природы будет непростительно. Полтора века назад мать нашего замечательного земляка Аполлона Майкова – Евгения Петровна, записала в своем дневнике об этом месте: «Я люблю…природу неискусственную, ту величественную природу, которая  ниспала из рук Всемогущего! Я люблю солнце, луну, рощу, пригорок, извилистый ручеек, бледный ландыш,…гнездышко малиновки, щебетанье стрекозы и все, все – что окружает меня… Тут столько раздолья, наслажденья душе моей!... Тут мечта моя облекается в новую жизнь, воображение освобождается от тяжких дум, как голубое небо от тяжких туч… Встречу я поселян, но они не помешают мне наслаждаться красотами природы: они дети ее, они поймут мои чувства».

Это через толщу лет обращено и к нам. Поймем ли мы теперь ее, русскую женщину, мечтавшую о красоте здешнего края? 

 

 

Евгений Маслов,

советник по социальной экологии и управлению,

 

Портрет А.Н. Майкова (1830-е годы. Художник Н.А.Майков),

фото автора, август 2007 г.